Баннер
ГАЗЕТА
1
№ 381
27.06.2012 г.
ФОТО НЕДЕЛИ
fd_1.jpg
ПОГОДА ЗА ОКНОМ
Погода в Саратове
СЕГОДНЯ

Восход – 4.21 Заход – 20.31 Долгота дня – 16.09

День Черноморского флота

Именинники: Сергей, Василий, Максим, Никита, Яков.

Подробнее ...
ГОРОСКОП
ФОТОРЕПОРТАЖ
ВОПРОС ЮРИСТУ
Задай свой вопрос юристу газеты "Зеркало" и читай ответ в ближайших номерах издания!
АФИША
Репертуар: театры, цирк, Дом кино.
Подписка - 2012

Почему Петров стал Водкиным
16.02.2011 13:09

gl_1Однажды в кладовке маленький Кузьма нашел горшки с масляной краской и пару кистей. Там же он отыскал кусок белой жести. Недолго думая, мальчик взял в руку малярный инструмент и нарисовал «картину» – белые стволы деревьев, а над ними зеленую крону. Первым зрителем пейзажа была бабушка.

 

– Сам сделал? Так… – поджала она губы и долго смотрела на живописную штуковину. Было видно, что жестянка ей нравится, но старуха не могла придумать, как это можно применить. Потом вдруг ее осенило:

– Ну, вот и хорошо. Это как раз на могилу дедушки Федора. Вроде как под деревьями лежать будет, и о тебе ему память.

Так была оценена первая работа нашего знаменитого земляка из Хвалынска, художника, у которого на роду было написано все что угодно, кроме славы.

Ранним утром 15 февраля 1939 года в Ленинграде умер очень известный на тот момент живописец Кузьма Петров­Водкин. Теперь его картины украшают лучшие галереи страны – московскую Третьяковку и питерский Русский музей. А ведь корни у него таковы, что художник там, казалось бы, точно не мог родиться.

 

Помощь купчихи

Кузьма появился на свет 5 ноября 1878 года в приволжском городке Хвалынске Саратовской губернии. Он был первенцем в семье сапожника Сергея Водкина и его жены Анны, урожденной Петровой.

Дед будущего живописца, сапожник Петр, был легендарной личностью, известным на весь Хвалынск пьяницей, за что его и прозвали Водкиным. Жизнь этого выпивохи закончилась трагично. Однажды в хмельном угаре он взял кроильный нож да и зарезал собственную жену. А вскоре и сам умер в страшных муках.

Его сын Сергей, отец будущего художника, навсегда запомнил этот жуткий поступок предка и решил никогда не брать в рот даже капли спиртного. В итоге он сделался единственным сапожником на весь Хвалынск, которого в любое время можно было застать трезвым.

Кузьме на роду было написано продолжить династию обувщиков. Но это занятие его не влекло. Мальчика интересовала живопись. Вторая его картина имела гораздо больший успех.

Однажды маленький Кузьма заплыл на середину Волги, а вернуться обратно не сумел: кончились силы. К счастью, тонущего мальчишку с берега заметил перевозчик Илья Захаров – лучший пловец в Хвалынске. Он спас ребенка, а через неделю сам утонул при попытке вытащить из воды еще какого­-то бедолагу. Прознав об этом, Кузьма взял жестянку и нарисовал качающуюся на волнах лодку, головы тонущих людей и небо, пересеченное зигзагами молнии. В углу – надпись: «Погибший за других! Вечная тебе память!». Местные жители оценили работу по достоинству.

Однако родители не верили в талант сына. Они были убеждены, что Кузьме нужно получить «нормальную» профессию. В 1893 году Петров­Водкин окончил школу и отправился в Самару поступать в железнодорожное училище – отец считал, что там сын получит нужные навыки. Однако парень провалился на экзаменах. В итоге он оказался в классах живописи и рисования Федора Бурова.

Отучившись на художника, Петров­Водкин вернулся на родину. Здесь он пробовал работать самостоятельно, писал вывески, но все эти затеи успеха не имели. Отец был недоволен, но провидение Кузьму не забывало.

В один из дней в Хвалынск приехал преуспевающий петербургский архитектор и совладелец мебельной фабрики Роберт Фридрих Мельцер – поставщик мебели для апартаментов императора Николая II и императрицы Александры Федоровны. В городок на Волге его пригласила купчиха Юлия Казарина для постройки дачи. А мать Кузьмы работала тогда в услужении ее сестры. Она­-то и попросила купчиху показать заезжему господину творения своего сына.

Пораженный архитектор вызвался помочь одаренному мальчику учиться в Петербурге. Казарина, со своей стороны, обещала материальную поддержку. И, действительно, еще целых 18 лет, до самой своей смерти в 1912 году, она присылала Петрову­Водкину по 25 рублей в месяц.

 

Насмешка Горького

В Петербурге Петров­Водкин проучился всего два года – здесь в почете были черчение и точное копирование образцов. А живопись особо не жаловали. И Кузьма решил продолжить обучение в Москве. Одним из его преподавателей, кстати, был знаменитый художник Валентин Серов. Его наш земляк любил больше других.

Однако учеба в столице затянулась дольше положенного – в стенах училища Петров­Водкин провел целых восемь лет. И тому было две причины.

Первая – необходимость думать о хлебе насущном. Нужда заставила его летом 1902 года вместе с товарищами по училищу Кузнецовым и Уткиным отправиться в Саратов, где им предложили расписать церковь Казанской Божьей Матери. Молодые художники очень старались, но слишком далеко отошли от канона православия. Работы еще не были закончены, когда против них началась кампания в саратовских газетах, а затем по постановлению церковного суда росписи уничтожили.

Второй причиной стало новое увлечение Петрова-­Водкина – его вдруг пленила литература. Кузьма даже написал поэму. Бледнея от страха, он понес ее в редакцию, где его встретил наголо бритый коренастый человек.

– Тоже лезешь? – усмехаясь, спросил он нашего земляка.

А вскоре в газете появилась заметка о самонадеянном провинциальном недоучке, возомнившем себя самородком в области литературы. Как позже выяснил Петров­Водкин, тем лысым человеком был Максим Горький. Он­то и охладил эпистолярный пыл Кузьмы.

 

Влияние Везувия

Решающей в выборе живописной профессии стала встреча Петрова­-Водкина с Виктором Борисовым­-Мусатовым. Мастер посоветовал ему отправиться на учебу за границу. Кузьма побывал в Стамбуле, Греции, Италии и Франции. Путешествуя, он много наблюдал, изучал мастеров прошлого и современное искусство. В его копилке появились тысячи рисунков, сотни этюдов и несколько картин. Но все они были далеки от совершенства. А истинный талант в нем пробудил… Везувий!

Увидеть настоящий вулкан было давней мечтой Петрова-­Водкина. И ее удалось осуществить. Когда Кузьма поднялся к самому жерлу, Везувий сотрясался от взрывов и осыпал склоны пеплом. По утверждению художника, ощущения, пережитые им на вулкане, встряхнули его сознание.

После этой опасной экскурсии талант Петрова-­Водкина проявился в полной мере. И его тут же оценили по достоинству… бандиты.

 

Криминальное предложение

Они похитили художника, когда тот был в Риме. «Очнулся я где­то под землей, с кляпом во рту, – вспоминал потом художник. – У капища сидели три человека, если не черти, то, конечно, разбойники. Бумажника в кармане не было».

Выяснилось, что Кузьма понадобился бандитам, чтобы подделывать полотна великих мастеров. В частности, его просили написать пропавшую «Леду» Леонардо да Винчи. Петров­Водкин отказался, и тогда бандиты предложили компромиссный вариант: он для них рисует портрет некой синьоры, но никому о ней не расскажет.

История вышла таинственная! Девушку, которую привели к Кузьме, звали Анжелика. «Она показалась мне несколько заносчивой, но у нее был утонченный итальянский тип», – писал художник в своих мемуарах. Вспыхнул роман, но Кузьма по-­прежнему ничего не знал об Анжелике. «Я обшаривал Рим, ища тот уголок, где она жила. И вдруг я увидел ее в экипаже, в блеске кружев и бархата. С ней сидел мужчина в цилиндре».

Вскоре Кузьма уехал из Италии. Но забыть Анжелику не смог и через несколько месяцев снова помчался в Рим, чтобы найти ее. В первый же день, в случайной пиццерии, он услышал разговор за соседним столиком о какой­то женщине, которая погибла, чтобы спасти своего покровителя. Подробностей Кузьма не расслышал, но сердце сразу подсказало, о ком речь. И действительно, в руках у говорившего была фотокарточка, сделанная с того самого портрета кисти Петрова­-Водкина…

Влад АЛЕКСЕЕВ

 
© Все права защищены. Использование материалов сайта возможно только
при наличии активной гиперссылки на источник.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Редакция не предоставляет справочной информации.