Баннер
ГАЗЕТА
1
№ 381
27.06.2012 г.
ФОТО НЕДЕЛИ
fd_1.jpg
ПОГОДА ЗА ОКНОМ
Погода в Саратове
СЕГОДНЯ

Восход – 4.21 Заход – 20.31 Долгота дня – 16.09

День Черноморского флота

Именинники: Сергей, Василий, Максим, Никита, Яков.

Подробнее ...
ГОРОСКОП
ФОТОРЕПОРТАЖ
ВОПРОС ЮРИСТУ
Задай свой вопрос юристу газеты "Зеркало" и читай ответ в ближайших номерах издания!
АФИША
Репертуар: театры, цирк, Дом кино.
Подписка - 2012

Должность опасная, но хлебная
09.11.2011 11:46

gl_1Как живется-­можется современным руководителям Саратова, горожане примерно представляют – СМИ сообщают об этом неустанно. А знаете, в каких условиях обитал первый руководитель нашего города? И кто он был?

Но для начала приведем пример, как жили обычные граждане – об этом подробно рассказывается в книге саратовского краеведа Виктора Семенова «Начальные люди Саратова»:

«Жилища рядовых обитателей на первых порах – это, в сущности, срубы не более двух метров высотой. Пол в них был земляной, зимой он устилался соломой, а летом травой. Печи топились по­-черному, свет проникал сквозь маленькое оконце, затянутое бычьим пузырем, а вечером и ночью для освещения жгли лучину. «Мебель» в таких «хоромах» состояла из грубо сколоченного стола, врытого в землю у окна, лавок и нар, ярусами тянувшихся вдоль стен, – они занимали половину помещения». В одной избе площадью 16 квадратных метров жило по 10 человек.

 

Один за всех

gl_2А вот дом главы города выглядел иначе.

«Особняком стояла воеводская изба, – рассказывает Виктор Семенов. – Была она, конечно, побольше и покрепче и функционально приспособлена и к личным, и к казенным надобностям первого должностного лица: соседствовали в ней «покои», где воевода обедал и спал, со складским и служебным помещениями, где творил он суд и расправу, держал совет со стрелецким головой, хранил деньги и наказные грамоты из Москвы, диктовал дьяку донесения».

Так что дом главы только что отстроенного Саратова был и местом жительства, и местом его работы. Причем фактически, если переводить на современный лад, под одной крышей размещались и суд, и банк, и совещательная комната, и канцелярия. И всеми этими «ведомствами» сам же воевода и заправлял. О чем, собственно, и говорится в книге Семенова: «Обязанности воеводы были многоплановые». Первый глава Саратова был, как говорится в известной поговорке, «и швец, и жнец, и на дуде игрец». Ему вменялось обеспечивать сопровождение торговых и посольских судов, которые плыли по Волге из центра России в Персию и Индию, отражать нападения на город врагов, следить за пополнением запасов оружия и пороха, продовольствия и фуража, строительных материалов, инструментов и одежды. А кроме того, ему приходилось разбирать тяжбы, назначать наказания провинившимся, раздавать зарплату, следить за противопожарной безопасностью города, устанавливать правила торговли на базаре, обеспечивать карантин при болезнях людей и животных.

Опять же, если переводить все тогдашние обязанности главы города на современный лад, то получается, что он совмещал должности начальника полиции, военкома, завхоза, судьи, бухгалтера, пожарного инспектора, руководителя антимонопольного комитета, главного санитарного врача, ветврача и прокурора.

 


«Модный приговор»

Не секрет, что главная проблема современных чиновников – их коррумпированность. Но это явление не новое.

«Случалось, и частенько, – пишет в своей книге Виктор Семенов, – что воеводы грешили разными «лихоимственными нападками и поборами», пользуясь своим служебным положением и удаленностью от надзирательных служб. Найти управу на него обычному человеку было очень трудно. А возможности личного обогащения у воеводы, конечно, открывались немалые – и при дележе добычи, захваченной в сражении, и вымогательством с проезжих купцов и торговых людей, и «посулами» от обывателей, то и дело обращавшихся к воеводе по какой-нибудь нужде».

«Так что должность эта была хоть и опасная, – продолжает автор, – но и хлебная. Поскольку власть их была в доверенной вотчине практически безграничной». Понимали ли это в верхах? Прекрасно понимали. И потому, «чтобы как-то умерить аппетиты начинавших жиреть наместников, практиковали регулярные перемещения из крепости в крепость, из уезда в уезд, чтоб пресечь освоенные на месте «ходы», по которым текла в воеводскую мошну разнообразная нажива». А на новом месте, когда еще разберется, что к чему! Одним словом, на своем посту воеводы задерживались недолго. Год­два, максимум три.

А кому же доверяли столь «опасные, но хлебные» должности? «Воеводой мог быть назначен только зрелый и бывалый царский подданный: князь, боярин, дворянин, доказавший преданность государю в суровых испытаниях и проявивший себя как умелый воин и организатор. Обычно это был мужчина 40–50 лет с бородой, тронутой редкой проседью, с резкими «рублеными» чертами лица, зоркими и цепкими глазами». А одет воевода должен быть в «кольчугу, дорогой кафтан из сукна и меха, добротные сапоги из юфти; на голове шлем или же вальяжная соболья шапка, перстни на пальцах, дорогой кинжал на поясе». Такой вот был в те времена «модный приговор».

И что еще интересно, «воеводствовал он, как правило, один, оставив семью на попечение своих дворовых людей где-нибудь в более безопасных центральных уездах».

 

Злато­серебро, белуги­осетры

Первым человеком, который взвалил на свои плечи всю тяжесть и одновременно прелесть руководства Саратовом, был князь Григорий Засекин, один из основателей города. Засекин главенствовал с 1590-­го по 1591 год.

А как жилось тогда саратовцам?

Самым тяжелым было теплое, а точнее, судоходное время года. «Служба день и ночь, постоянные попечения, засады, караулы, вылазки, погони, тяжелая земельная работа, борьба со стихией и пожарами. И лишь в великие праздники – на Пасху, на Троицу – позволяли себе обитатели крепости как-то расслабиться, устроив трапезу побогаче и вкусив хмельного».

А вот зимой Саратов тех времен отдыхал. Волга замерзала, суда по ней не ходили, всяческие враги в холод сидели по домам. Дел в студеную пору у наших предков было не шибко много: «Неси службу на башнях, топи печь да лазь в погреб за припасами. Ну и при заносах дорожки к воеводской избе и к храму расчистить надобно».

Одним словом, зимой жизнь в крепости замирала. А что в это время делал воевода? «В это время отбывал воевода в первопрестольную санным путем – для отчета перед великим государем, ублажения его подношениями, получения новых инструкций и нередко нового назначения, – говорится в книге Виктора Семенова. – Навещал, конечно, семью, одаривал всех богатыми подарками и складывал в закрома все воеводскими трудами нажитое: здесь и дорогая одежда, и штуки материи из сукна, и шелка-бархата, и меха, и утварь из злата-серебра, и сахарные кули, и мешки с мукой, и замороженные бараньи туши, и саженные туловища белуг и осетров в искристых льдинках».

Но при этом понимал градоначальник: «все, что нажито непосильным трудом», получено не совсем праведно. Поэтому, будучи в родных пенатах, «творил молитвы… за содеянные грехи – за пролитую кровь, за утаенные богатства, за чинимые обиды». И готовился к новым тяготам.

Такова была воеводская жизнь…

Алексей ВОЛОДИХИН

 
© Все права защищены. Использование материалов сайта возможно только
при наличии активной гиперссылки на источник.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Редакция не предоставляет справочной информации.